Философские определения идеи патриотизма и основные трудности патриотического воспитания подрастающего поколения. А.Н. Муравьёв​

А. Н. Муравьёв (доктор философских наук, Санкт-Петербургский государственный университет, научный руководитель конференции ИДЕЯ ПАТРИОТИЗМА В СИСТЕМЕ ВОСПИТАНИЯ ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ)...

Тот, кто поставил перед собой задачу разобраться в идее патриотизма, не может обойтись без обращения к философии, которую я вместе с Владимиром Ильичём Лутовиновым имею честь представлять сегодня на пленарном заседании нашей конференции. Помощь с её стороны требуется потому, что понятие идеи возникло и развилось в ходе истории философии и есть сугубо философский продукт. Следует, конечно, признать, что в историческом развитии идеи патриотизма, кроме философов, приняли активное участие историки, а также деятели искусства и религии. Однако определяющий вклад в него внесла именно философия, которую великий древнегреческий философ Аристотель определил как высшую мудрость саму по себе и для человека. Поэтому основные определения идеи патриотизма по её форме и содержанию принадлежат философскому разуму, отчего система патриотического воспитания подрастающего поколения может сложиться только на классическом философском основании.

Каковы же эти определения?

К числу главных определений формы идеи как таковой классическая философская мысль от Демокрита и Платона до Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля включительно относит определения её бытия, сущности и понятия. С точки зрения классической философии, непосредственность бытия, опосредствование бытия сущностью и, наконец, конкретность понятия сущности бытия вызваны процессом саморазвития идеи, последовательно дающей себе все названные определения. Бытие идеи непосредственно едино, или тождественно с собой, её сущность раздвоена и существует как различие, превращающееся в противоположность, а понятие её, подобно христианскому представлению о Боге, триедино, или конкретно. Поэтому саморазвитие идеи через все определения её бытия, сущности и понятия выступает как процесс противоречия субстанции, то есть объективной основы всего сущего, и субъекта, постигающего эту объективную реальность идеи. Это противоречие вечно полагает и, вместе с тем, вечно разрешает себя. На основании вечного процесса идеи, начало и конец которого заключены в ней самой, всегда есть пространство, где разворачиваются все реальные процессы вещей и явлений природы. На том же идейном основании всегда течёт, но никогда не истекает время, в котором происходит развитие реального человеческого духа. Истекает время лишь чего-то определённого, конечного, возникающего и исчезающего в ходе его развития, в том числе и время истории мировой духовной культуры, в котором совершается историческое развитие искусства, религии и философии, равно как и включённое в историю культуры историческое развитие идеи патриотизма.

Если теперь обратиться к содержанию названных форм развития идеи в виде патриотической идеи, то надо сказать, что патриотизм по её бытию есть любовь индивидов и народов, составляющих человеческий род, к своей Родине, то есть к определённому месту своего рождения и дальнейшего пребывания на Земле. «Два чувства дивно близки нам – / В них обретает сердце пищу: / Любовь к родному пепелищу (к домашнему очагу. – А.М.), / Любовь к отеческим гробам», – так поэтически определил патриотизм в этом значении Александр Сергеевич Пушкин. Эта любовь есть чувство непосредственного единства индивидов и народов со своею Родиной, чувство их интимной привязанности к своим корням, которые питали и питают, воспитывали и воспитывают их. В этом первом, исходном значении патриотизм есть любовь индивидов и народов к уникальной определённости своего духа, то есть их стремление утвердить и отстоять свою неповторимую духовную особенность, непосредственно связанную с особенностями окружающей природы, на лоне которой формируется их дух. Другими словами, он есть любовь индивидов и народов, живущих на земном шаре, к своему прошлому и настоящему. Эта любовь вполне естественна и здорова, отчего её испытывает каждый человек и каждый народ, если он хорошо относится к себе и, следовательно, к тому, что его породило, произвело на свет, ибо без этого его – такого, какой он был и есть – вовсе не существовало бы. Поэтому патриотизм как любовь к своей Родине-матери есть глубоко затаённая жертвенная любовь, отчего обнаруживается она не часто, но всегда одинаково – в виде самопожертвования индивидов и народов ради своей Родины в случае войн и других катастроф.

Далее, по второму философскому определению формы идеи патриотизма – по определению её сущности – эта непосредственная любовь непременно входит в фазу опосредствования, или разложения своего единого бытия. Впервые выявляя, таким образом, противоречие развивающейся идеи патриотизма, она по необходимости раздваивается на любовь к своей Родине и любовь к своему Отечеству. Как сущность различна с бытием, сущностью которого она является, так и Отечество, хотя и неразрывно связано с Родиной-матерью, но не тождественно ей. В чём, с классической философской точки зрения, состоит различие между Родиной и Отечеством индивидов и народов? Оно выступает как различие между, с одной стороны, их прошлым и настоящим, то есть тем, чем индивиды и народы были и есть, и, с другой стороны, их будущим, то есть тем, чем они могут и должны стать. Разумеется, ради этого индивиды и народы не должны сидеть, сложа руки и умиляясь красотам своей Родины, а обязаны что-то сделать для своего Отечества, поскольку оно есть будущее их Родины, равно как их самих. Патриотизм как любовь к Отечеству есть поэтому деятельная, творческая любовь. Она есть любовь индивидов и народов к светлому будущему их самих и своей Родины, так как оно зависит от того, какими станут эти индивиды и народы – от того, чем они сами сделают себя. Отечество они обретут только при условии, если как порождённые Родиной-матерью они в духе своём станут отцами самим себе и благодаря этому – творцами своего Отечества путём мирного, созидательного труда. Входя во вторую фазу своего развития, нравственное чувство любви к Родине начинает само себе противоречить, ибо оно раздваивается на любовь и ненависть. При этом необходимо заметить, что ненависть любящий испытывает не только к врагам своей Родины, как в первом, непосредственном значении патриотизма. Напротив, во втором его значении (более зрелом, чем исходное) любящий любит и в то же время ненавидит уже себя и свою Родину, поскольку их неповторимой особенности присущи не только достоинства, но и ставшие теперь ему очевидными недостатки. Поэтому женственно-жертвенная любовь к своей Родине в этом пункте развития патриотической идеи оборачивается мужественной ненавистью индивидов и народов к своим и её недостаткам, категорически требуя от них исправления этих недостатков, то есть превращения недостатков в достоинства. Необычайно ярко, хотя и весьма односторонним, парадоксальным образом любовь к своему Отечеству выразил в «Философических письмах» Пётр Яковлевич Чаадаев, за что русский император Николай I официально объявил его, как известно, сумасшедшим. Более гармонично сочетали в своих образцово-патриотических по содержанию произведениях боль и гордость за Россию Иван Сергеевич Тургенев, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, Николай Семёнович Лесков, Лев Николаевич Толстой, Николай Алексеевич Некрасов, сказавший о своей Родине: «Ты и убогая, / Ты и обильная, / Ты и забитая, / Ты и всесильная, / Матушка-Русь!..», а также Василий Макарович Шукшин и Андрей Арсеньевич Тарковский.

Если же от этого пункта перейти к философской характеристике содержания третьей, высшей формы развития патриотической идеи, то нельзя не признать, что патриотизм по её понятию, моменты которого хорошо определил в своём докладе Сергей Владимирович Килин, оказывается ещё сложнее, чем по её сущности, ибо конкретность понятия включает в себя истину бытия и сущности как более абстрактных определений идеи. Поэтому процесс развития идеи патриотизма включает в себя не только утверждение её непосредственной определённости и отрицание этой определённости через её опосредствование, но, сверх того, отрицание этого отрицания. Сущность патриотизма проявляет себя, как мы видели, в разрыве духа индивидов и народов с непосредственностью своего особенного бытия. Однако этот разрыв отнюдь не является самоцелью, так как он происходит ради конкретного соединения особенного духа индивидов и народов со всеобщим духом, то есть с духом человеческого рода как такового. Понятие патриотической идеи выражает высшую цель развития особенного духа всех индивидов и народов – ту единую цель, в мучительном процессе достижения которой они все постепенно становятся действительно едиными и, развивая своё неповторимое духовное своеобразие, шаг за шагом образуют всесторонне развитое человечество. Эта всеобщая цель реализуется потому, что только болезненное преодоление своих недостатков позволяет особенному индивидуальному и народному духу, так сказать, выздороветь, то есть освободиться от них – полностью сформироваться, тем самым став необходимым моментом и ступенью развития мирового духа, или исторически развивающегося человеческого рода. Стало быть, патриотизм в его истинном и наиболее конкретном значении выступает как неукротимое стремление индивидов и народов к преодолению абстрактной противоположности войны и мира, своего и чужого, родного и вселенского, политического и космополитического, национальной и мировой культуры ради достижения конкретного тождества обусловленного и безусловного, временного и вечного. Короче, истинный патриотизм есть разумное разрешение противоречия любви индивидов и народов к своей Родине и к своему Отечеству. За счёт этого противоречия между прошлым, настоящим и будущим индивидов и народов идея патриотизма непрерывно развивается, давая на каждом этапе поступательного шествия обусловленного природой человеческого духа в царство его безусловной свободы необходимые человечеству плоды.

Не полежит сомнению, что главная задача воспитателей подрастающего поколения всегда заключается в том, чтобы по мере сил содействовать физическому и духовному развитию своих питомцев. Для успешного решения этой задачи в наше время неотложно необходимо начать создание единой системы воспитания подрастающего поколения, частью которой предстоит стать системе его патриотического воспитания. Поскольку овладеть разумным искусством воспитания детства и юношества без классической философии как науки разумного мышления идеи нельзя, постольку и его патриотическое воспитание ныне не может обойтись без этой науки. На какие же основные трудности патриотического воспитания указывает философская наука и какие средства предлагает она для благополучного преодоления этих трудностей?

Первой трудностью, стоящей на пути создания системы патриотического воспитания подрастающего поколения, является философская подготовка его воспитателей. Она преодолевается посредством разумного постижения ими идеи патриотизма. Такое постижение воспитатели выработают у себя с помощью философски образованных преподавателей, освоивших историческое развитие классической философской мысли от Фалеса и Парменида до Шеллинга и Гегеля включительно, так как именно в ходе этого развития сформировался разумный способ мышления идеи.

Вторая трудность заключается в выработке у воспитателей подрастающего поколения навыков разумного педагогического искусства его воспитания. Это искусство не может быть ни только играющим, так как игры с определённого времени, безусловно, закрепляют детское в детях, затрудняя тем самым их взросление, ни назидательным, ибо назидания полезны лишь для способного сознательно вникать в них духа взрослых. Оно имеет преимущественно отрицательный характер. Воспитатель никоим образом не должен пичкать своих питомцев готовыми ответами – он обязан лишь помочь им самим ответить на вопросы, встающие по ходу их духовного развития. Его задача как воспитателя юношества состоит в том, чтобы содействовать самостоятельному преодолению воспитанниками тех препятствий, которые с необходимостью возникают на этом пути, и устранению ими препятствий, возникших на нём случайно. Особенно ненавязчивым и деликатным надлежит стать патриотическому воспитанию, поскольку навязывание молодёжи (до появления своих собственных детей настроенной, как правило, критически не только ко мнениям взрослых, но и к существующему положению дел в целом) готовых представлений о патриотизме заведомо вызовет у юношества их скрытое неприятие или открытое отторжение, что, в конечном счёте, затруднит достижение цели этого воспитания.

Третья и наиболее масштабная трудность состоит в создании самой системы воспитания детства и юношества, необходимым элементом которой только и может стать система его патриотического воспитания. Бесспорно, что воспитание подрастающего поколения начинается в семье и школе, находящихся, разумеется, под влиянием общественной и государственной жизни, чьё воспитательное влияние продолжается и тогда, когда воспитанники покинут школьную скамью. Однако нельзя не учитывать, что оно завершается только в высших сферах развития человеческого духа – в искусстве, религии и философии. Поэтому без того, чтобы эффективно ввести в семью, школу и общественно-политическую жизнь эти самые мощные источники разумности и, стало быть, сознательной нравственности каждого индивида и народа, система воспитания подрастающего поколения органически сложиться не может. Именно ради этого классическая философия, которая в результате своей истории стала научной системой разумного мышления идеи, должна лечь в основу, прежде всего, высшего профессионального педагогического образования и через него – системы национального образования народов России. Наряду с этим, главными и наиболее углублённо (по сравнению с началами математики и естествознания) изучаемыми составными частями школьного образования каждого индивида и народа нашей страны должны стать гуманитарные дисциплины, поскольку именно они воспитывают в человеке его разумность, или человечность. К этим дисциплинам относятся, во-первых, языки (родные языки каждого народов России, русский язык как общегосударственный, а кроме них – греческий и латинский как классические языки мировой культуры) вместе с художественной литературой на этих языках. Во-вторых, – мировая и отечественная история. В-третьих – религиоведение, то есть светское, неконфессиональное изучение содержания тех религиозных представлений, под знаменем которых индивиды и народы, составляющие человеческий род, творили, творят и будут творить мировую и отечественную историю.

В конце своего выступления в качестве дополнения к сказанному рискну предложить вашему вниманию эскизный очерк разумного постижения патриотической идеи. На мой взгляд, к чему-то более или менее близкому к нему с помощью философски образованных преподавателей предстоит прийти будущим воспитателям подрастающего поколения для нужд своих питомцев, способных воспринимать идейное содержание патриотизма сначала лишь в образной форме.

Тело человека, подобно растению (но, конечно, не так, как оно) укоренено в почве матери-земли и формируется в определённых условиях места и времени, то есть в определённых условиях природы и истории мира. Пространственно-временная определённость этих условий образует Родину души этого человека, ибо его душа соединяет землю природы с небом духа как такового. Поэтому конкретное единство природы и духа всякий раз определено, прежде всего, этим определённым местом, что и выражается в родном языке населяющего эту местность народа. Родной язык народа, порождаемый присущим именно ему образом жизни и мыслей, хранит в себе уникальную историю духа этого народа, составляющую содержание народной памяти. В ходе исторического времени этот язык взаимодействует с языками других, населяющих близлежащие места народов. Единую основу взаимодействия языков всех народов этой страны образует язык того народа, который объединяет народы этих земель в единое государство, отчего язык этого народа становится единым государственным языком. Во времени мировой истории различные государственные языки также взаимодействуют друг с другом на основе духовного единства всех народов, населяющих земной шар – эту уникальную, одну во вселенной пригодную для нормальной жизни людей планету.

Почему же в условиях родной природы и истории растёт и вырастает тело человека? Естественное развитие тела человека происходит не только потому, что человек правильно питается, но и в гораздо большей степени потому, что его душа жадно стремится стать духом. Главным образом именно это изнутри формирует его тело, поскольку душа человека бессознательно тянется к нравственности, искусству, религии и философии, ибо только в них человеческий дух становится бытием и познанием истины, или идеи, которую можно уподобить Солнцу. Взятое в этом идейном значении, Солнце не только освещает Землю как мир, где живут все люди, но и дарует Земле вполне определённое реальное бытие в своей системе. Отнюдь не случайное положение Земли в солнечной системе даёт людям реальную возможность жить и работать на ней, в том числе и в том месте, где этот человек явился, родился на свет от других людей, своих родителей, которые, в свою очередь, произошли от других его предков.

Итак, человеческое тело как терем души возводится ею для того, чтобы, благоустроившись в своём здоровом теле, она стала духом. В здоровом теле – здоровый дух. Становясь духом, она преодолевает свою конечность, свою связанность с телом и через него – со всей окружающей природой, то есть обретает спасение. Её надежда на спасение заключается, стало быть, в том, что ещё до смерти тела человека его душа может обрести бессмертие, то есть бесконечность духа. Её вера в бессмертие духа обеспечивается тем, что душа человека за время жизни её тела в состоянии научиться умирать и тем самым – рождать саму себя как дух. Дух человека, развиваясь из его души путём любви ко всему, что ему посчастливится полюбить, становится в земных условиях его матери-Родины отцом себе самому и благодаря этому обретает в ней своё Отечество. Это новое, второе рождение, которое в Евангелии от Иоанна названо рождением свыше, составляет уже собственную историю духа этого человека, проживая которую, он вносит свой неповторимый вклад в вечную историю своего народа, своей страны и через неё – всего мира. Так человек своими силами и трудами в конечное время своей мирской жизни обретает действительное бессмертие – если, разумеется, успевает вновь родиться за её краткий срок.

Как же достигается эта высшая цель человека – его не воображаемое бессмертие, в котором и заключается истинный смысл человеческой жизни? Прежде всего, оно достигается самым естественным путём – путём деторождения. Продолжая свой род в нравственно-духовном, семейном единстве с любимым человеком противоположного пола, муж и жена, питая и воспитывая, как минимум, двух своих детей, отдают долг своим родителям и своей Родине, взявшим на себя труд их питания и воспитания. Ради питания и воспитания своих детей их родители сами должны быть воспитаны и в процессе профессионального, художественного и религиозного образования достичь бесконечности своего духа, ибо без этого они не смогут успешно трудиться в избранной ими сфере на благо своего народа, своего общества и государства, которые, в свою очередь, являются необходимыми условиями благополучия их семьи.

Возвращаясь к началу своего выступления, повторю, что система воспитания и образования действительной бесконечности человеческого духа требует в наше время именно классического философского основания, ибо они не могут базироваться, как в прошлом, лишь на искусстве и религии, каким бы большим не оставалось их современное воспитательное значение. Не случайно ещё великий древний философ Платон, создатель диалектики как науки познания единой идеи вселенной, определил философию как науку умирать. Однако лучше, вспомнив название боевого наставления великого русского полководца Александра Васильевича Суворова, было бы именовать философию наукой побеждать смерть – наукой попирать смерть смертью самой смерти. Уже около двухсот лет назад классическая философия стала наукой, обеспечивающей действительную бесконечность человеческого духа, ибо она как высшая мудрость сама по себе и для человека достигается его духом путём преодоления всего конечного, смертного в его душе. Если мы научимся осваивать сознательно-разумный способ мышления, разработанный классиками философской мысли за две с половиной тысячи лет исторического развития философии, и положим этот способ в основу системы национального образования народов России, то наше Отечество вновь станет духовным лидером мира и, таким образом, вернёт себе статус действительно великой державы. В этих условиях патриотическое воспитание подрастающего поколения навсегда перестанет быть острой проблемой, то есть требующей неотложного решения задачей.

Благодарю вас за внимание!

24 апреля 2019